Нам надо изменить сам подход к автоспорту!

Ведущий программы "Мир скорости" и бронзовый призер чемпионата России по ралли Алексей Андронов в интервью спортивной редакции сайта НТВ-ПЛЮС поделился своими мыслями о современном автоспорте и перспективах его развития в России.

Алексей, как известно, вы сами занимаетесь ралли. Как вы попали в этот вид, и почему именно на него пал ваш выбор?

Я сам занимаюсь гонками с 1999 года. Начинал с любительских гонок. Потом были слаломы, потом попытка проехать на кольце в Чемпионате России, и вот так вот я и «докатился» до ралли, в котором мы сначала выиграли национальный Кубок, в клубной серии, а в прошлом году перешли в чемпионат и стали бронзовыми призерами. Мой пилот Сергей Прощенков, мой старый товарищ, с которым начинали еще любителями. Сразу скажу, что для меня это любимый вид автоспорта, поскольку в нем соединяется человеческий и технический фактор. Кроме ралли и ралли-рейдов, больше нигде не выступает экипаж. Только здесь тебе приходится находить общий язык не только с техникой, но и с человеком, партнером. Гонщики говорят, что отношения между пилотом и штурманом должны быть ближе, чем между мужем и женой. Нет другого такого союза, где ошибка одного может убить другого, чему в последние два года к сожалению, есть подтверждения. Конечно, он никогда не будет королевой автоспорта. Его неудобно смотреть, условия для зрителей довольно спартанские. Прямой телевизионной трансляции пока тоже нет. Однако в самой среде даже формулические пилоты относятся к раллийным гонщикам с некоторым пиететом. Очень приятно, что в России этот вид автоспорта в последние три года начал быстро и динамично развиваться. Мы уже первые в мире по количеству внутренних моносерий – у нас разыгрывается сразу 6 монокубков.

Наши гонщики еще в советское время прославляли страну на 412-х «Москвичах». Евгений Васин и Алексей Щукин выиграли Кубок Европы в середине 90-х, но потом ралли ушло в глубокий кризис, из которого постепенно выходит. Сейчас 70-80 экипажей на старте это норма, еще 5 лет назад нормой было 20-25.

Был совершен определенный прорыв в младшую серию Чемпионата мира – Production, там появилась новая команда «Subaru Team Russia». Экипажи Евгения Новикова и Евгения Аксакова уже выступают на Чемпионате мира, и еще пара экипажей вполне может ставить перед собой такую цель. А если карьера Новикова пойдет по правильном пути, то мы скоро сможем увидеть нашего гонщика в WRC. Это при том, что реально там всего 6-8 мест – это даже не Формула по конкуренции.

Так или иначе именно Формула пока удерживает пальму первенства по многим показателям, поэтому стоит о ней поговорить поподробней. Уже состоялось три этапа Формулы-1, в связи с этим вопрос: насколько действенны оказались нововведения FIA? Кому-то из гонщиков они на руку?

Я не стал бы так ставить вопрос. Скорее здесь можно говорить о том, что получился такой полномасштабный тест команд на их способность быстро перестроиться. Если говорить именно о командах, то, на мой взгляд, «Феррари» в последние годы в этом аспекте выигрывает у всех. Сейчас уже практически не осталось гонщиков, которые бы ездили еще в прежнюю эпоху до введения лаунч-контроля, трекшн-контроля, за исключением Рубенса Барикелло и Дэвида Култхарда, но они достаточно далеки от призов, поэтому и им эти нововведения не очень помогли.

Да, гонки стали интереснее, но это вечный процесс в автоспорте. Технически производитель приближается к пределу, и требуются реформы, направленные на определенные ограничения, после чего всё начинается заново. Так уже неоднократно было в Формуле, точно также было и в ралли, чуть менее болезненно и громко эти процессы происходят в других сериях.

Лично мне гонки нравятся больше, чем в прошлом году, и, слава богу, что можно уже забыть самый ужасный сезон в Формуле, когда они соревновались без пит-стопов.

Но все-таки эти ограничения, на количество используемых моторов, коробок передач и т.п. больше сыграли в пользу небольших команд?

Конечно, они сыграли в пользу небольших команд с точки зрения уменьшения затрат – нижняя финансовая планка для участия в Формуле опустилась еще ниже. Собственно для этого всё и делалось, чтобы в один прекрасный день в F-1 не осталось 4 команды. А вот на конкурентоспособность это не повлияло никоим образом.

Даже теперешнее лидерство BMW-Заубер, не говорит об определенном ее повышении?

Я не считаю это лидерство временным. Я бы сказал, что это образцовый процесс построения команды, технической базы, группы пилотов. BMW не новичок в автоспорте, тем более в кольцевых гонках, а теперь там собраны очень талантливые люди, и, по сути, в данный момент это - национальная команда. В этом году они будут равными участниками в борьбе за Кубок конструкторов, а не пажами «Феррари» или «Макларена».

А «Рено» сможет вклиниться в эту борьбу?

Прошлогодний провал «Рено» был очевиден, поскольку команда прыгнула выше той отметки, которую подразумевала философия и цель ее создания. У «Рено» изначально не было таких амбиций, как у BMW, «Феррари» или «Мерседеса». Долгое время им удавалось за счет исключительно удачной работы инженеров постоянно делать шаг вперед. Когда в первый раз изменились характеристики моторов, именно «Рено» успела быстрее всех перестроиться: новый мотор был готов, пока команда ездили на старом. Плюс очень удачно набрал силу Фернандо Алонсо, а у «Феррари» возникли определенные проблемы, прежде всего из-за резины. Два года им удалось продержаться на вершине, но дальше это не могло продолжаться, потому что автоспорт не может существовать без определенной финансовой базы, и для того, чтобы держать команду на чемпионском уровне 10 лет, нужны совершенно другие затраты и ресурсы.

То есть в этом году за призы будут бороться «Феррари», «Макларен» и BMW?

Да, возможности «Рено» и Алонсо я оцениваю очень низко. Думаю, максимальным результатом для Фернандо может стать попадание в шестерку, не более того. Что касается «Рено», то там ситуация стандартная. После того как команда выиграла чемпионат, все потребовали пересмотра зарплат. Каждый инженер посчитал себя причастным к успеху и потребовал большую зарплату. Если ему ее не дадут он уходит туда, где может заработать больше. Для «Рено» Формула проект важный, но не первостепенной значимости, как для той же «Феррари».

С Кубком конструкторов в общих чертах понятно, а кто из пилотов может претендовать на общую победу в чемпионате?

Те же два дуэта «Феррари» и «Макларена»: Райкконен-Масса и Хэмилтон-Ковалайнен. Пилоты BMW могут попытаться, но претендовать на чемпионское звание в этом сезоне им вряд ли удастся.

А в перспективе Ник Хайфельд и Роберт Кубица могут претендовать на титул?

В перспективе да, но и тому, и другому пока не хватает опыта пребывания на вершине и борьбы в первых рядах. Этого же, кстати, не хватает и Ковалайнену: он очень быстр, но пока ничего не выигрывал. Хотя бывает так, что это дано человеку изначально, как в случае с Хэмилтоном, который начал выигрывать с первого дня, или Михаэлем Шумахером. А бывает, что человек идет к этому через каторжный труд, и таких примеров Формула тоже знает массу – самым красноречивым будет Деймон Хилл. У Хайфельда вся карьера развивается постепенно и очень медленно: на тот путь, что Ковалайнен преодолел за полтора года, он потратил в три раза больше времени. Безусловно, пилоты BMW будут претендовать на победу в отдельных гонках, но борьбу за чемпионский титул поведут два пилота «Феррари» и Хэмилтон.

Скандал, связанный с главой FIA Максом Мосли, является показателем того, что в Федерации грядут перемены?

Конечно, хотя напрямую из него выводы делать не стоит – в конце концов, это личное дело каждого человека, как и с кем развлекаться. Я не думаю, что кто-то так технично валит Мосли - скорее, это результат того, что он начал считать себя наместником Бога на земле. Человек имеет под своим контролем ВЕСЬ мировой автоспорт. Ведь при всем его многообразии существует лишь четыре турнира со статусом чемпионата мира, все остальные серии имеют более низкий статус. И Мосли в этой ситуации ведет себя так, будто он автоспорт изобрел, и теперь это его частная собственность. Рано или поздно прокол должен был случиться. Думаю, теперь его заставят уйти, и это будет абсолютно правильно. Мосли сам выбрал свой жизненный путь и должен был ему соответствовать. Представьте, что президент страны оказался замешан в таком скандале, а чем президент международной федерации отличается? Ничем.

Тогда кто теоретически может его сменить на этом посту?

Кандидатур очень много. Другой вопрос: кто захочет его сменить и с какими целями. Руководить FIA, это не то же самое, что руководить Формулой-1 – если преемник Берни Эклстоуна уже более-менее известен (скорее всего им станет Флавио Бриатторе), то мне известно мало людей, которые захотят тащить на себе огромную рутинную бумажную работу в Федерации. Это не та роль, как у Эклстоуна, который светится перед телекамерами, – это постоянные судебные тяжбы, встречи с адвокатами и тому подобное.

Боюсь, многие гонщики сами не до конца понимают, чем занимается Мосли и что находится в его компетенции.

Какова ситуация с другими Формульными сериями, например, с той же F-3?

Там все меняется достаточно быстро, но всем этим сериям уготована только роль гонок поддержки. Либо они выступают на тех же трассах, что и Формула-1 только раньше, как это происходит в серии GP2, либо это национальные чемпионаты, (в случае с F-3 – это итальянский чемпионат), и они призваны обеспечивать естественный отбор пилотов, инженеров, механиков для «большой» Формулы. Если в младшей серии команда может себе позволить заявиться на старт и сняться через два этапа, или полностью обновить свой состав, то в Формуле-1 такого происходить не может. Элитность первой Формулы в том, что она очень консервативна. Это свой закрытый мир, куда даже суперлицензия еще не является пропуском – стать контрактным гонщиком это не так просто.

Так что все эти Формула-3, Формула-3000, Формула-Рено, это всё серии для тех, у кого нет денег на главную Формулу. Это для таких меценатов, как Пол Стоддарт, который имел практически частную команду «Минарди», чей смысл пребывания в Формуле-1 не был никому ясен. Но где-то же людям надо гоняться?!

В этих сериях стоит следить за выступлениями наших пилотов, чтобы понять, доживем-ли до того момента, когда российский гонщик появится в Формуле-1.

Насколько в целом перспективны попытки России оформить свое присутствие в Формуле-1, или имеет смысл сосредоточить усилия на других видах автоспорта?

На каком бы из видов мы ни сосредоточились, нам надо прежде всего изменить сам подход к понятию автоспорт. Дело в том, что за всю историю Формулы-1 пилотов, которые попали туда без чьей-либо финансовой помощи, - единицы. Все начинали, конечно, не с покупки места в команде, но у всех были спонсоры, которые не требовали непременной и быстрой отдачи. У нас самым громким проектом был Роман Русинов: его поддержка Роскомспортом, совместная пресс-конференция с Вячеславом Фетисовым – и где это всё? Люди не понимают, что подготовить гонщика уровня Формулы нельзя за один год. И за два тоже нельзя. Если взять группу из 10 талантливых мальчиков 15-16 лет, начать их тренировать и обкатывать, имея при этом любой бюджет, то не факт, что один из них в итоге попадет в Формулу.

Не факт, что и один попадет…

Именно. Здесь не стоит думать о немедленном возвращении потраченных средств, а у нас так работать не хотят. Автоспорт - это либо забава людей, которые не умеют считать деньги, поскольку имеют их больше, чем достаточно, либо требуют немедленной отдачи, непонятно на чем основываясь.

Но тот же Русинов имеет шансы вернуться?

Нет, он уже не попадет в Формулу. Самое обидное, что те шансы, что предоставлялись России, были бездарно потрачены. Есть же серия A1 GP, где соревнуются страны, а не команды. Для России в ней держали место, наша команда появлялась на этапах, но так и не стала участником. Хотя ничего лучше для нашей страны нет, учитывая удобный календарь, возможность замены пилотов и так далее. Вот Русинов мог бы там соревноваться.

Есть Виталий Петров, который выступает в гонках поддержки Формулы-1 и, кстати, выступает там очень хорошо. Но это исключение из правил – Петров в хорошем смысле фанатичный человек, который, по-моему, способен соревноваться на ящике с четырьмя прибитыми колесами. Он очень близок к Формуле, но у него осталось слишком мало времени. В идеале в Формулу надо попадать в возрасте 22-25 лет. В любом случае очень тяжело туда привлечь российского гонщика пока у нас в стране нет возможности нормально тренироваться – гораздо проще взять немца.

Тогда если подходить к проблеме еще более конкретно – имеет ли в связи с этим смысл строительство автодрома мирового уровня в России?

Конечно, ведь Россия это огромный рекламный рынок, и она очень нужна всему мировому автоспорту. Не случайно чемпионат мира по ралли собирается сюда прийти, неслучайно в прошлом году была проведена гонка Intercontinental Rally Challenge. Однако ралли нам все-таки ближе, и привезти его сюда проще, а вот чтобы завлечь в Россию Формулу недостаточно построить автодром, должна быть еще определенная культура боления. Когда появилась гонка в Дубаи, она изначально делалась не для местной публики. Это был «курортный» этап, чтобы человек, прилетевший в ОАЭ, смог в отличную погоду на суперсовременном автодроме посмотреть гонки.
Рано или поздно Формула в Россию придет, но станет ли она здесь культовым событием – не факт, и уж точно она не станет таким событием, как гонки в Италии, Англии или Германии. Кстати в Испании сейчас не могут распродать билеты на два домашних этапа, поскольку результаты Алонсо пошли вниз, и испанцам Формула стала неинтересна. Так быть не должно.

Италия – Мекка автоспорта по нескольким причинам. Во-первых, есть производители: изначально и «Феррари» и «Ламборджини» старались делать быстрые автомобили. В России никогда таких не было – задачи у автопрома были другие. В Германии есть «Нюрбургринг», который в неизменном виде сохраняется с довоенных времен, при этом любой желающий может там погоняться на любой машине – можно арендовать гоночный , можно взять авто с инструктором, можно сесть справа и проехаться с гонщиком. Я сам недавно там проехал по Северной петле. А в России когда это будет? У нас до сих пор нет ни одной стационарной кольцевой работающей трассы, а мы о Формуле говорим.

Тогда может начать с WTCC, которая недавно возродилась и пока довольно успешно развивается?

Лучше начать с развития автоспорта в стране. Вписаться за деньги можно, куда угодно, но до тех пор, пока у нас нет базы, это бессмысленно. У нас довольно быстрыми темпами развивается картинг: много картодромов, много чемпионатов. Молодые картинговые гонщики у нас растут, как грибы после дождя – человек 15-20 выступает в Европе в самых разных соревнованиях. Это в спортивном картинге, про любительский я вообще не говорю. Но картинг это скорее ступенька к «первой» Формуле. WTCC менее критичен с точки зрения возраста и физической формы: там могут выступать люди в возрасте до 50 лет. Но у нас людям этой возрастной группы негде попробовать себя, негде начать. Они должны тратить колоссальные деньги, выезжая в Европу и катаясь там – кстати, такие прецеденты есть: Рустем Терегулов уже не появляется на наших трасах лет пять, как и Олег Кессельман, при том что им обоим уже далеко за 30. Они предпочитают выступать в Германии в не самых топовых сериях, но имея возможность постоянно совершенствоваться - у нас совершенствоваться негде. Два года назад говорилось о приходе «Лады» в WTCC, но с чем она туда придет? С динамометрической дорогой Дмитровского полигона? Или Толльятинским полигоном, который создан вообще для других целей.

То есть остается только ралли?

Ралли проще всего развивать, поскольку для него используют дороги общего пользования, и не требуется строительства специальных трасс. Это очень демократичный вид автоспорта, одновременно наиболее открытый для конкуренции. Что такое Формула-1 – это 4,5 километра трассы и 15 поворотов, которые повторяются 70 раз.WTCC – это абсолютно то же самое. Идет борьба за сантиметры и доли секунды. Ралли – это 400 километров дороги, из которых 200, как правило, оригинальные, несколько тысяч поворотов, смен покрытия, погоды, времени суток, температуры. Там твоя ошибка в одном повороте еще не означает проигрыша в гонке, а в Формуле при идеальных соперниках одна оплошность, может стоить всего. Там более плотная борьба на более высоком уровне.
Сегодня у нас никакой структуры ни для Формулы, ни для WTCC, ни тем более для GT нет, и неизвестно, когда она появится. Гонки нашего Touring класса, который является клоном мирового чемпионата, порой доходили до абсурда. Например, в качестве технического требования была езда на колесах 15-ого размера, при том, что весь мир ездит на 17-ого. Но у нас нет таких дорог, а гонки проводились на Воробьевых горах, где нормальным явлением был стык в асфальте и ступенька в три сантиметра. О чем тут можно говорить? Наш кольцевой автоспорт несколько «колхозен» по своей сути, поэтому даже в Формуле мы находимся ближе к прорыву наших ребят, чем к появлению наших кольцевиков в кузовной серии и победах там.

Плюс Формула не настолько связана с производителем реальных автомобилей. Кузовная серия это не гонки прототипов, строящихся специально, она сделана на базе обычной модели, будь-то BMW-320, SEAT или Honda Accord. Здесь существуют заводы, у которых свои вполне определенные интересы, поэтому такой многонациональный состав у BMW и сразу несколько его команд принимает участие в WTCC. Вопрос – насколько им это нужно здесь в России. Захочет BMW создать команду BMW-Россия, и как это сделать? Где иметь техническую базу? Где будут тренироваться спортсмены? Если они все уедут туда, то в чем тогда «российскость»?

А как выглядит будущее WTCC в мире? И почему FIA реанимировала эту идею после того, как фактически сама загубила её на корню в середине 90-х?

FIA не может существовать в отрыве от реальности. Болид Формулы-1 – это космический снаряд безумной стоимости. Сейчас правда есть люди, которые могут позволить себе купить этот болид и поставить у себя на даче. Однако большинство людей стремится к тому, что могут попробовать сами. Возвращаясь к «Нюрбургрингу» - там каждый может приехать на своей машине, прокатиться по трассе и почувствовать себя гонщиком. Существуют любительские соревнования без контактной борьбы. Все это дает любому человеку возможность напялить шлем и попробовать себя в гонке.

FIA поняла, что в ее рамках не могут существовать чемпионаты, проводящиеся только на специальной технике. Это все-таки международная автомобильная федерация, а не «формульная». Нет GT тоже имеет отношение к реальным автомобилям, но их процент в общем числе, меньше 0.1%. А что касается Touring, то таких машин уже процентов 20. Там, хоть и чуть-чуть улучшенные, но все же близкие к гражданским автомобили. Именно по этой причине этот чемпионат надо было признать, да и производители за него борются. BMW может позволить себе содержать команду Формулы-1, но SEAT или «Шевроле» на это пойти не могут. Сейчас WTCC самый «земной» из всех четырех чемпионатов мира.

От кольцевых серий следует перейти к раллийным. Как долго еще продолжится доминирование в WRC Себастьена Леба, и есть ли гонщики, которые могут занять его место на столь же долгий срок?

Надо сказать, что даже Томми Мякинен никогда не доминировал так тотально, как это делает сейчас Леб. Мякинен выигрывал чемпионаты в борьбе, и гораздо большее значение тогда имел автомобиль. Его преимущество над всеми остальными не было столь космическим.
Здесь надо начать с того, что, несмотря на открытость и демократичность, ралли наиболее избирательный из всех видов автоспорта. Далеко не каждый человек, который может ехать быстро, сможет ехать быстро в ралли. Здесь нужно не только быстро вести автомобиль и найти тот предел, который позволяет пройти поворот с заданными условиями на максимально быстрой скорости – в ралли нет заранее заданных условий: они меняются после проезда каждой машины. Ты должен доверять человеку, который сидит справа, должен быть готов к любой неожиданности на дороге, должен владеть гораздо более разнообразными навыками. Это одна из самых сложных дисциплин. Даже в Формуле появляется больше молодых пилотов, чем в ралли.

В случае с Лебом мы имеем дело с феноменом. Помимо того, что он быстр и практически изобрел новый стиль пилотирования, он еще и очень поздно начал заниматься автоспортом. Немыслимо поздно: до 18-19 лет он был гимнастом и входил в сборную Франции, но потом ему понравилось гоняться. При этом во Франции существовала национальная гонка на не очень дорогих автомобилях, победитель которой получал годовой контракт с командой участницей чемпионата мира – так там Леба дважды браковали, и он попал туда лишь с третьей попытки. И в этом году чемпионом, конечно, будет он – равного гонщика сейчас нет. Да и равного дуэта гонщик-автомобиль тоже, хотя машина у него, может быть, уже и не самая лучшая, поскольку вопрос, «Что лучше «Форд» или «Ситроен»», на данный момент открыт. Здесь тоже все живут в ожидании революции. Ходят слухи, что будет упразднена сама система World Rally Cars, и им на смену придут другие автомобили. Если ралли действительно будет меняться таким образом, то никто не сможет предсказать, чем это всё закончится.

Но насколько актуальны эти изменения на сегодняшний день?

Скорее да, чем нет. Построить раллийную машину еще сложнее, чем кольцевой болид. Опять же, эти меняющиеся условия приводят к тому, что машина должна быть конкурентоспособна на трех разных покрытиях: асфальте, гравии и снегу, как минимум. Да и не так много производителей имеют полноприводные модели в своей линейке. По сути дела, сейчас есть три соревнующиеся заводские команды: «Ситроен», «Форд» и «Субару». Про «Сузуки» сложно пока что-то говорить: они только первый сезон проводят, и неизвестно, доведут ли проект до конца. «Шкода» долго пробовала, но у нее ничего так и не получилось. «Хендай», «Мицубиси» и «Пежо» ушли. Надо думать, что делать дальше, чтобы WRC и дальше был интересен для производителей, иначе без техники он умрет.

Какую нишу занимают национальные чемпионаты вроде British tour или DTМ?

DTМ это вообще отдельная серия, которая вне всего существует: это альянс немецких производителей, которые договорились между собой о правилах игры. Там самые быстрые кузовные машины в мире, хотя говорить о том, что это автомобиль довольно трудно – это скорее Формула, накрытая кузовом «Мерседеса» или «Опеля». Хотя у DTМ появились гонки за границей, не думаю, что туда вольется кто-то еще – это никому не нужно. Эта серия останется элитным немецким клубом.

То есть, по сути, это национальный чемпионат?

Нет, соревнование немецких производителей, хотя пилоты могут быть, откуда угодно, и гонка может пройти, где угодно. DTМ планировала провести один из этапов в Москве. Где и как, слабо представляю, но хотела. Они крепко стоят на ногах, и никто не может на них повлиять, поскольку серия не имеет статуса чемпионата мира.

«Ле Ман» просто отдельное соревнование, хотя есть еще целая серия длинных гонок. Это скорее традиционное соревнование, и оно останется вне зависимости от того, что будет происходить.

Британский автоспорт очень сложен для понимания – одни праворульные автомобили чего стоят. Как правило, в Британии очень старые трассы, соответственно и гонки на них несколько специфичны. Это как раз национальный чемпионат, который открыт для других участников, но вряд ли будет кому-то интересен за пределами Великобритании. Там свои кумиры, свои правила игры.

Они продолжат свое существование в своих целевых аудиториях. Автоспорт никогда не умрет, поскольку с тех пор как появились автомобили, люди начали соревноваться, кто быстрее. Можно говорить лишь о том, что есть неудачные с точки зрения промоушена серии, например американская CART, которая была создана, когда разваливался чемпионат Indy, но в итоге они сами себя и угробили. Четырехкратный чемпион CART Себастьян Бурде в этом сезоне выступает в Формуле-1, и мы все видим, как он это делает. Уровень этой серии ниже плинтуса, если большинство тест-пилотов Формулы едут быстрее Бурде. Однако это всё еще не значит, что американский автоспорт умирает. Просто неудачно организован проект.

Есть целая группа серий, которые вообще не известны в России. «Наскар» еще хоть как-то известна: ее показывают, она интересна с технической точки зрения, в нее ввели городские гонки, хотя раньше машины могли только налево поворачивать. Есть соревнования под названием Pikes peak - совершенно безумная вещь, которая существует только в Америке. Это подъем на гору в Калифорнии, где машина в течение четырех минут едет по краю пропасти. Там соревнуется, кто угодно, разве что велосипедов нет. Есть гонки на мотоциклах, мотоциклах с коляской, на открытых машинах, закрытых машинах. Тоже по-своему легендарное соревнование: в списках рекордов есть и Ари Ватанен, и Бьорн Валдегаард. Они же не просто поехали в Америку, они хотели прикоснуться к этой ауре.

Мне кажется, наиболее подходяще для развития в России именно ралли. Единственная проблема с дорогами: у нас не так много дорог, подходящих для этого. Если мы привезем сюда Леба, то половину трасс он сразу забракует, потому что они слишком быстрые. Невозможно ехать, когда машина упирается в максимальную скорость.

Плюс у нас и приток в ралли гораздо больший, и демократизм паддока не самую маленькую роль играет. Что такое паддок в Формуле-1: таблички и вокруг бегают механики. А в ралли множество экипажей сами себе механики. Когда всем миром ищут заднюю балку для «Ситроена» или обмениваются вещами, такого демократизма в кольцевых гонках нет, просто потому, что там, если машина ломается посредине гонки, ты выбываешь из соревнования.

Если уж разговор зашел о ралли, то по кому больше всего ударила отмена «Париж-Дакар» в этом году?

Российские команды как раз от этого пострадали меньше всего. Можно говорить об определенных финансовых потерях тех, кто собирался ехать в зачете джипов, но сдается мне, что эти люди явно не на последние деньги это организовывали. По европейцам это ударило гораздо больше, поскольку они берут под это ралли кредиты. Теперь эти деньги пропали, а кредит надо возвращать.

«КАМАЗ» это чуть ли не бюджетная команда, гордость нашей страны, национальный проект, и он будет развиваться вне зависимости от того, будет ли это «Дакар», или гонки в Южной Америке.

Сам «Дакар» уже давно стал торговой маркой, и, можно сказать, отдельным видом автоспорта. Всему миру, конечно, жалко и обидно, поскольку «Дакар» это самое романтичное ралли на Земле, и к нему, как ни к какому другому соревнованию, применима фраза: «Если ты на финише, ты уже выиграл» Эта фраза неприменима ни к какому еще виду автоспорта. «Это вызов для тех, кто решился, и мечта для тех, кто остался». Плюс это единственное состязание, где любители соревнуются с профессионалами. Этого никогда не будет ни в какой Формуле, лишь этот безумный заезд по пустыне может вместить всех. Думаю, он возродится в том или ином виде.